Лошиная матка и гнев генетического отребья

В 2010 году Ксения Собчак дала интервью по поводу вышедшей книги «Энциклопедия лоха«, где были такие слова:

Интервьюер: – Но почему именно Россия?
Я это себе объясняю тем, что людям особо нечем заняться, нет общих ценностей – а потому они заняты самоутверждением за счет соседа.

Ксения: – Я бы не сбрасывала со счетов 1917 год.
А потом 1937-й. Два подряд уничтожения элиты, плюс война, плюс регулярные послевоенные проработочные кампании – а травить у нас очень умеют – привели к тому, что Россия стала страной генетического отребья.

Теперь, когда автор бестселлера подалась в президенты, эти слова извлечены из глубины анналов на потеху почтенной публики. Журналисты, политики, блогеры собрались в круг на лобном месте и по очереди тыкают Ксению палкой:

Депутат Госдумы Наталья Поклонская в ответ на критику в свой адрес напомнила Ксении Собчак, что российский народ — не «генетическое отребье».

Максим Шингаркин, эколог, депутат Государственной Думы РФ VI созыва
На фоне обсуждений возможности выдвижения в кандидаты в Президенты России персонажей, причисляющих себя к «генетическому отребью», хотел бы процитировать…

Журналист Дудь, разместивший запись нынешнего интервью с Собчак на YouTube-канале «вДудь», задал ей вопрос: «Действительно ли ты считаешь, что люди, которых ты назвала генетическим отребьем, проголосуют за тебя?».

Геннадий Зюганов, председатель КПРФ: «Я очень серьезно отношусь к людям, к стране, к избирателям, к выборам. Превращать это в трагикомедию нет смысла… У меня вышла книга „Отчёт пошёл“. Я там привожу высказывания самых злобных русофобов. И там есть, в этой компании, и Ксюша, которая назвала нашу страну и народ „генетическим отребьем“.

Своего апогея шоу достигло в клинче Собчак с Максимом Шевченко — эту битву гуманитариев можно наградить орденом почетного фейспалма.

Давайте попробуем разобраться на мышах, кто прав, а кто не прав. Представим, что у нас в клетке живет большая популяция мышей, разных: серых, белых, крупных, мелких. Любых. И вот мы занимаемся селекцией: каждый день убираем из коробки несколько самых крупных мышей. Через какое-то время мыши в коробке измельчают. Это называется искусственный отбор. Таким образом, например, выведены все породы собак.

Это работает не только с физическими, но и поведенческими параметрами отбора. Например, если мы будем длительное время убирать из коробки самых сообразительных мышей — популяция поглупеет. Если будем убирать самых активных — популяция станет пассивнее.

Это работает не только с мышами, но и с людьми. Например, Ксения оперирует словом «пассионарность», а значит, вероятно, знакома с теорией этногенеза Льва Гумилева. В рамках этой теории, войны являются механизмом отрицательной селекции пассионариев. То есть на войне погибают самые активные и смелые, а популяция (этнос) становится более спокойной и осторожной.

Что же происходило в России в 20 веке? Первая и вторая мировые войны. Гражданская война. Голод в 30-годах. Голод после войны. Голод в Поволжье. Коллективизация. Раскулачивание. Красный террор. Репрессии 20-х годов. Большой террор 37-38 годов. Депортации народов. Etc.

Можно ли назвать эти события искусственным отбором? Звучит кощунственно, но да, это так. Это явная отрицательная селекция по признаку пассионарности. Выживают тихие и осторожные конформисты. Погибают активные и смелые выскочки.

Сказалась ли эта селекция на состоянии нашего народа? О да. Сказалась. Искусственный отбор — штука безжалостная и эффективная. Посмотрите на бульдога. Пожалейте его.

Выходит, Ксения была права? Мы — генетическое отребье? А вот и нет! И не потому, что духовность, а по законам генетики. Селекция отбраковывает не сами генные аллели, а фенотипические признаки, кодируемые сочетаниями разных генов. В большом генофонде за 3-5 поколений невозможно выбить сколь либо значимое количество аллелей. Свойства популяции изменились, но генофонд на месте. Если не поддерживать отбор, популяция через несколько поколений вернется к первоначальному состоянию.

Если не поддерживать отбор среди породистых собак, а дать им свободно скрещиваться — через несколько поколений мы получим милых дворняжек. Это внушает оптимизм!

Так что, Ксения была не права, и не права по существу. Если мы и отребье, то никак не генетическое. Можно выдохнуть.

А всем упоротым гуманитариям с аргументацией уровня «генетика это фашизм» и «вы оскорбляете великую нацию» я бы рекомендовал не лезть в дебри генетики, а обратить внимание на следующий абзац того же самого интервью:

Интервьюер: – Но человек, делающий такие заявления, может выжить, только если причисляет к этому и себя…

Ксения: – А как же!
Я не просто одна из лохов, я – лошиная матка, в чем признаюсь на первой же странице. Символ всероссийского лоховства с проектом «Дом-2».

По моему скромному, меметичность выражений «лошиная матка» и «символ всероссийского лоховства» просто зашкаливает. Если начать их дружно форсить, можно, как минимум, обогатить мемофонд страны парой сотен ржачных картинок.